Цифровой аудит: в поисках технологий | Большие Идеи

? Технологии

Цифровой аудит: в
поисках технологий

В начале весны из России ушли международные ИТ-компании, и отечественный бизнес стал спешно искать варианты замены западного софта. Как сегодня фирмы могут перейти на новые технологии и где их взять?

Автор: Мария Подцероб

Цифровой аудит: в поисках технологий
Фото: L-DOPA

читайте также

Что делают хорошие лидеры, когда приходят на смену плохим

Эндрю Блам

Революция в конкуренции

Майкл Портер,  Хаппелманн Джеймс

Какие компании становятся суперзвездами

Джеймс Маника,  Майкл Биршан,  Шри Рамасвами

Резать с пользой: пять советов по сокращению бюджета

Виней Коуто,  Пол Лейнванд

Многие годы российские промышленные и розничные компании строили ИТ-инфраструктуру на базе западных систем SAP, Oracle, IBM, Microsoft.

В офисах использовалось множество западных корпоративных решений, начиная с Zoom и заканчивая мессенджером Slack. Когда иностранные компании отказались работать в России, сразу возник дефицит ИТ-решений и пользовательского оборудования, начались сбои в работе цифровых систем и рост цен на многие технологии.

«Мы поставили на паузу проект цифровизации производства, поскольку оборудование возросло в цене почти в два раза», — рассказывает Сергей Ашин, основатель и владелец компании по производству и доставке кулинарных наборов «Шеф-маркет». Тогда же сотрудники «Шеф-маркета» перестали пользоваться графическим редактором для совместного проектирования сайтов Figma и сервисами Google: их невозможно было оплатить после блокировки переводов за рубеж по картам Visa и Masterсard. Пришлось отказаться и от онлайн-доски для совместной работы Miro из-за нежелания сервиса сотрудничать с российскими организациями.

Большинство компаний тут же бросились искать альтернативные решения. Проволочки могли привести к большим издержкам, а в некоторых случаях даже к остановке бизнеса.

ПРОБЛЕМА

Российские компании годами создавали ИТ-инфраструктуру на базе решений SAP, Oracle, IBM, Microsoft. Теперь они вынуждены искать замену этому софту по всему рынку. Дефицит западного ИТ-технологий возник после ухода из России крупнейших мировых ИТ- гигантов, которые заявили о приостановке продаж на российском рынке. 

ПРИЧИНА

Иностранные компании уходят из России, в результате возник дефицит ИТ-решений и пользовательского оборудования, начались сбои в работе цифровых систем и рост цен на многие технологии.

РЕШЕНИЕ

В сложившейся ситуации эксперты советуют компаниям не импортировать ИТ-технологии из Китая или Индии, а внимательно изучить российский ИТ-рынок. Проблема импортозамещения в ИТ-сфере остро стоит в России уже с 2014 года, и за восемь лет созданы решения, способные частично заменить западные технологии.

Но выяснилось, что причин для паники нет. Рынок ИТ-решений существует в России достаточно давно, есть продукты, которые прошли все ключевые этапы развития и могут заменить ушедшие западные технологии, утверждает Владимир Тарасенко, коммерческий директор «Консист бизнес групп» (входит в ИT-компанию «Ланит»). Гораздо важнее, как будет проходить миграция на эти новые решения и что для этого потребуется сделать. В этой статье мы расскажем, где компании станут искать технологии на замену ушедшим, как они перейдут на новый софт и кто им может помочь.

Искать в России, а не в Китае

Еще в 2016 году в России был создан реестр российского программного обеспечения. Идея этого реестра появилась после того, как западные страны ввели санкции против некоторых отраслей российской экономики и российских государственных организаций, и понадобилось создать список программ, внедрение и модернизация которых не зависит от иностранных компаний. Сейчас в списке 13 тыс. продуктов от 4 тыс. поставщиков.

В 2018 году Минкомсвязи рекомендовало госкомпаниям перейти на отечественный софт. Уже в 2019-м доля российского программного обеспечения в закупках госорганов составляла, по данным Минкомсвязи, 65%. Покупали российский софт также многие региональные компании среднего размера, которые не могли позволить себе дорогостоящие ИТ-системы. «Мы с самого начала установили российскую систему управления предприятием 1C:ERP, устанавливать SAP не было смысла. Программное обеспечение для моделирования металлических конструкций у нас тоже российское», — рассказывает Дмитрий Теплов, гендиректор Краснокамского ремонтно-механического завода в Пермском крае. Сейчас завод не испытывает проблем с заменой ИТ-технологий, поскольку практически весь софт на заводе — российский.

Однако крупнейшие российские банки, промышленные предприятия и розничные компании еще в 2000-х потратили сотни миллионов рублей на внедрение западного программного обеспечения и не собирались его менять, считая эти технологии лучшими на рынке для управления сложными производственными и бизнес-процессами. Впрочем, считали они так небезосновательно. Например, той же технологии SAP скоро будет 45 лет, все эти годы она обрастала новыми сервисами и совершенствовалась, а ее ядро составляет уникальная управленческая идеология, которую сложно воссоздать вне этой системы, говорит генеральный директор управляющей компании инвестиционного фонда «Астарта Капитал», который инвестирует в промышленные технологии.

Но когда SAP, Оracle, а за ними и другие поставщики объявили о приостановке деятельности в России, компании запаниковали и стали срочно искать пути выхода из трудной ситуации. Многие заговорили о возможности импорта недостающих технологий из Китая.

Что советуют эксперты? ИT-оборудование в Китае найти можно, но стоит ли импортировать оттуда компьютерный софт — большой вопрос, говорит Олег Ремыга, руководитель направления «Китай» и представитель школы управления «Сколково» в КНР. Он объясняет, что в Китае есть, например, аналог немецкой системы управления ресурсами предприятия SAP-ERP, но способ управления производством там совсем другой, чем в Европе и России. В основе китайской производственной модели лежит постоянный уход от стандартизации, быстрое внедрение инноваций на всех уровнях, максимальная цифровизация, а также другой способ постановки целей и оценки результатов инженера. Чтобы внедрить китайский аналог SAP на российском предприятии, нашим производителям пришлось бы поменять всю систему управления производством, поэтому из КНР лучше брать лишь отдельные элементы цифровых управленческих систем.

Импортировать из Китая или Индии стоит только узконаправленные софтверные решения еще и потому, что в последнее время не было слышно о прорывных платформенных или универсальных решениях, разработанных в этих странах, полагает Дмитрий Демидов, руководитель лаборатории инноваций компании «Норбит» (входит в группу «Ланит»).

Зато в России в некоторых функциональных областях есть решения, которые могут составить конкуренцию зарубежным аналогам. Это 1C, «Битрикс 24», «Форсайт», «Полиматика» и проч. Особенность этих решений в том, что они позволяют заменять западные системы не сразу, а помодульно и постепенно.

Что легко заменить

В первые же недели кризиса сотрудники почти каждого офиса начали сталкиваться с техническими проблемами: у одних перестала работать система управления проектами Smart Service, у других исчез доступ к пакету приложений Google Workspace для совместной работы и повышения эффективности пользователей, у третьих отказали инструменты для взаимодействия в команде Jira и Miro и возникли проблемы с переводом денег иностранным партнерам и клиентам через западные электронные платежные системы.

Многие тут же перешли на российские аналоги, одни успешно, другие не очень. Например, в компании-производителе кулинарных наборов «Шеф-маркет» решили импортировать всю почту с Google на «Яндекс». Первый опыт не обошелся без потерь, часть писем была утрачена.

Управляющий партнер образовательной программы для предпринимателей «Фокус» Андрей Калашников в первый момент после начала кризиса отказался от платформы Zoom в пользу российского аналога «Яндекс.Телемост», так как не смог провести оплату за Zoom по картам Masterсard. А Кирилл Мокевнин, основатель и гендиректор школы программирования «Хекслет», которая зарегистрирована в Финляндии и традиционно принимала платежи от российских клиентов через американскую платежную систему Stripe, в срочном порядке перешла на российскую платежную систему Cloud Payments

Что советуют эксперты? Офисное ПО чаще всего «коробочное», оно минимально дорабатывается под нужды компании, и его относительно легко можно заменить на свободно распространяемые программы или на российские аналоги, говорит Тимур Рзаев, директор центра цифровой трансформации Strategy Partners. Кроме того, освободившиеся ниши быстро занимают компании с существующими наработками или просто сильными командами разработчиков. Zoom уже имеет 3—4 конкурентоспособных аналога — например, сервис видеоконференцсвязи «Сбермитап», который запустил «Сбер».

Компаниям также стоит провести систематизацию и оптимизацию своих технологических возможностей, от каких-то сервисов отказаться, а какие-то объединить, полагает Анна Чащина, руководитель онлайн-школ «Счастливые родители» и «Шаг за шагом» (входят в онлайн-школу мышления «Академия смысла Андрея Курпатова»). Например, в этих двух школах один отдел продаж раньше работал в системе учета клиентов и сделок AmoCRM, а другой — на платформе GetCourse. В кризис компания объединила оба отдела на ресурсе GetCourse.

Что заменить трудно

Промышленная компания «Норникель» использует решения SAP c 2003 года. На базе SAP ERP автоматизированы основные бизнес-процессы компании, в том числе производство и ремонт, управление персоналом, финансы, строительство. На прямой линии топ-менеджеров компании, которая транслировалась на YouTube-канале «Норникеля», вице-президент и финансовый директор компании Сергей Малышев признал, что SAP и сейчас остается ключевой ИТ-системой «Норникеля». Но строилась эта система с учетом опыта крымских санкций и поэтому может работать автономно во всех подразделениях предприятия. По словам Малышева, еще в 2015 году «Норникель» создал в регионах собственные центры данных и провел модернизацию критической инфраструктуры, которая работает на отечественном оборудовании и на российских системах связи. В результате около половины ПО в «Норникеле» сейчас отечественного происхождения, и есть собственные разработки. Кроме того, в компании был загодя сформирован резерв иностранного пользовательского оборудования: мониторов, ноутбуков и проч.

Похожая ситуация и в одном из крупнейших российских ритейлеров X5 Group, где система SAP ERP работает как серверное решение — иными словами, разворачивается компанией на собственном серверном оборудовании и не требует развернутой внешней поддержки, рассказывает Олег Гаврилов, директор ИТ-сервисов, поддержки и инфраструктуры X5 Group.

Еще в начале марта в X5 Group был организован штаб по импортозамещению. В компании проанализировали весь бизнес с точки зрения двух рисков: краткосрочной и долгосрочной остановки систем. По каждому риску сформировали список того, что надо сделать для бесперебойной работы. Изучив рубрикатор оборудования, выявили, что почти 80% технологического и около 50% торгового оборудования компании имеет большую долю импортных комплектующих и высокий прогноз выбывания с рынка. И выделили около 40 ключевых неотложных решений — прежде всего, тех, что используются в магазинах и распределительных центрах, говорит Олег Гаврилов. Поскольку от ИТ-инфраструктуры во многом зависит непрерывность бизнеса, в X5 Group изучили критическую инфраструктуру и, чтобы самостоятельно, без обращения к вендору восстанавливать сервисы и выполнять плановые технические работы, начали нанимать ключевых специалистов из ушедших с рынка западных компаний.

Возможность систем SAP существовать автономно в российских фирмах во многом объясняется тем, что с самого начала эти системы создавались расширяемыми, то есть приспосабливались под конкретные нужды того или иного заказчика.

Компании никогда не использовали ERP-решения на SAP или Oracle в варианте «из коробки», любой проект внедрения предполагал кастомизацию, интеграцию и доработку под уникальные требования клиента, что означало годы работы и затраты на сотни миллионов рублей. Это, с одной стороны, делает системы SAP в той или иной организации уникальными, а с другой — затрудняет внед­рение иной системы взамен этой.

Что советуют эксперты? Даже будь в России сейчас соответствующие по уровню развития аналоги систем управления предприятиями, на их внедрение с воссозданием всего, что было разработано на SAP или Oracle, ­потребовалось бы очень много времени, объясняет Дмитрий Демидов из «Норбита». Кроме того, затраты на замену систем ERP составят сотни миллионов рублей, не считая времени, которое менеджмент на это потратит, и общей нестабильности бизнес-процессов компании на фоне изменений, добавляет Тимур Рзаев из Strategy Partners. Он советует руководству провести комплексный цифровой аудит и сформировать системную картину, определить, какие риски компания готова принять и на какие траты она при этом может пойти. Среди рисков стоит рассмотреть непрерывность бизнес-процессов, потерю точек мониторинга и контроля над бизнесом (за это обычно отвечают BI-системы, которые работают с данными), производительность труда и эффективность, а также способность устойчиво развиваться.

Критически важно быстро заменить облачные решения от иностранных поставщиков (SAP Ariba, Oracle CRM OnDemand, Microsoft Dynamics 365), напоминает Дмитрий Демидов. Если компании отключат от «облака», то многие процессы попросту встанут и работа будет парализована. И менять их можно на технологии, которые уже есть в России.

Обратиться за помощью к государству

Сразу после введения санкций в начале марта президент Владимир Путин подписал указ о мерах поддержки ИТ-отрасли в России. Российские ИТ-компании освободили от уплаты налога на прибыль и проверок контрольными органами на три года, им разрешили брать кредиты на продолжение работы и новые проекты по ставке, не превышающей 3%, их сотрудникам в возрасте до 27 лет дали отсрочку от призыва на военную службу и всему персоналу предоставили доступ к льготной ипотеке.

В апреле правительство пошло еще на одно послабление: ИТ-отрасли выделили 14 млрд руб. в виде грантов, которые будут распределять Российский фонд развития информационных технологий (10,8 млрд руб. на не менее, чем 20 проектов), фонд Бортника (2 млрд руб. на поддержку 107 проектов малых предприятий) и фонд «Сколково» (1,2 млрд руб. на не менее, чем 4 проекта).

Так, в «Сколково» гранты станут предоставлять любым компаниям, разрабатывающим ПО в 12 направлениях — например, разработчикам инженерного софта, систем управления или планирования резервов предприятия, систем взаимоотношений с клиентами. Суммы грантов составят от 20 до 300 млн руб. для одной компании, ­уточнила Екатерина Столбова, руководитель проектного офиса оператора отраслевых проектов Цифровой экономики Фонда «Сколково».

И наконец, в начале апреля государство задумалось, как помочь российским компаниям быстро и оперативно найти поставщиков российского программного обеспечения. На портале госуслуг Минцифры разместило специальную форму для приема заявок от правообладателей на размещение продуктов на маркетплейсе российского ПО. Страница каждого программного продукта на маркетплейсе должна содержать данные о его функционале, стоимости и совместимости с операционными системами, а также информацию о том, какое зарубежное решение он может заменить. Как сообщил «Harvard Busines Review Россия» представитель пресс-службы Минцифры, уже к середине апреля на сайт госуслуг было подано более 500 заявок от компаний-разработчиков на представление их программных продуктов на маркетплейсе.

Что советуют эксперты? Меры, принимаемые государством, выглядят разумными, поскольку оно имеет возможность в первую очередь помочь деньгами и целевыми льготами, полагает Тимур Рзаев из Strategy Partners.

Поддержкой государства стоит воспользоваться. Она своевременна, поскольку бизнес несет потери, а большая часть институциональных инвесторов заморозили проекты на раундах seed (до 20 млн руб.) и А (до 100 млн руб.), говорит Алексей Фролов, основатель и гендиректор компании-разработчика «Биометриклабс». По предварительным прогнозам, выручка его компании снизится в этом году на 50% из-за проблем, возникших в кризис. Поэтому Алексей намерен поддерживать плотный контакт с госорганизациями и воспользоваться первой же предложенной помощью.

Обратиться за помощью к стартапам

В первой половине марта на онлайн-конференции, организованной Фондом развития интернет-инициатив (ФРИИ), представители крупных банков, ритейлеров и телеком-­операторов говорили, что в ситуации неопределенности компании начали работать над операционной эффективностью. И в этом им помогут технологические стартапы, с которыми компании и раньше много сотрудничали и от которых теперь ждут новых ИТ-решений, способных заменить ушедшие с рынка западные технологии.

Сегодняшняя ситуация заставляет корпорации сосредоточиться на инкрементальных инновациях, то есть на ­поиске и внедрении готовых решений, которые уже доказали свою эффективность, не требуют существенной доработки и могут стать аналогом ушедших с рынка западных технологий, рассказал Дмитрий Курин, директор департамента открытых инноваций и инвестиций MTS StartUp Hub. Если же какие-то технологии будут требовать доработки, компании станут обращаться к стартапам. Сотрудничество с ними приобретет большую актуальность, и организации не только сохранят, но, возможно, даже увеличат бюджеты на внедрение инноваций.

Крупные фирмы, скорее всего, будут все чаще поглощать инновационные ИТ-стартапы, поскольку спрос на локальные российские продукты растет. Особенно часто станут приобретать новые ИТ-продукты и технологии российские технологические гиганты — «Яндекс», VK, «Сбер», прогнозирует Виталий Полехин, руководитель клуба инвесторов Московской школы управления «Сколково». Таким образом, российские ИТ-гиганты будут развивать свои экосистемы и предлагать рынку новые ИТ-сервисы.

Что советуют эксперты? Лаборатории инноваций работают во всех компаниях по-разному, но чаще всего их исследования и разработки нацелены на точечное улучшение каких-либо процессов или анализ экспериментальных решений, но не на замену, например, целой ERP-системы. Эти инновации добавляют всего несколько процентов к текущим бизнес-результатам, но редко приводят к кратному изменению показателей эффективности компаний, полагает Дмитрий Демидов из «Норбита». В первую очередь компании заменяют ПО, близкое к ядру бизнеса и нужное для сохранения непрерывности бизнес-процессов. Инновационные же решения требуются для повышения операционной эффективности, убежден Тимур Рзаев из Strategy Partners.

НИОКР — это всегда апробация той или иной технологии, и дело не только в финансировании, но и в сроках внедрения, напоминает Владимир Тарасенко из «Консист бизнес групп». В нынешней ситуации, когда с рынка внезапно исчезли многие привычные западные технологии, компаниям следует отдавать предпочтение готовым бизнес-приложениям с позитивной историей внедрения и меньше внимания обращать на слишком инновационные решения.

Усилить команду ИТ-специалистов

Но какие бы разработки компания ни внедряла, ей понадобится команда сильных ИТ-специалистов. А в России уже давно дефицит таких кадров. Еще в 2021 году Минцифры сообщало, что в стране не хватает от 500 тыс. до 1 млн менеджеров в различных сферах информационных технологий. В 2022 году ситуация ухудшилась: по оценке Российской ассоциации электронных коммуникаций, в феврале и марте из России уехали 50—70 тыс. ИТ-специалистов.

Дефицит ИТ-кадров на рынке может стать существенным барьером на пути воплощения в жизнь массовых проектов по импортозамещению, тем более что часть айтишников активно рассматривает работу на аутсорсе в иностранных компаниях, а не в российских, или же думает о релокации. Те же, кто планирует работать в российских фирмах, должны потратить время на переобучение с иностранных технологий на отечественные.

Между тем, многие крупные корпорации уже начали искать ИТ-специалистов на новые проекты или, по крайней мере, заявили о том, что станут набирать разработчиков. Например, Сергей Малышев из «Норникеля» еще в марте на прямой линии вице-президентов сказал, что компания продолжит развивать проекты в сфере цифровизации и автоматизации и будет дополнительно привлекать для них новых специалистов.

Что советуют эксперты? На рынке по-прежнему мало свободных ИТ-менеджеров, поэтому можно пользоваться методами холодного поиска, не ограничиваясь базами резюме работных порталов, и предлагать вакансии пассивным кандидатам, у которых уже есть работа, говорит Екатерина Лямина, руководитель группы ИТ-подбора кадровой компании Unity. По ее наблюдениям, сами кандидаты мобильны и склонны к частой смене работы. Кроме того, уход зарубежных компаний и закрытие многих техностартапов привели к тому, что на рынке стали появляться высвободившиеся ИТ-кадры, которые могут теперь нанимать крупные российские фирмы.

Надо также активно обучать ИТ-специалистов, считает Владимир Тарасенко из «Консист бизнес групп». Зрелость любого ИТ-продукта измеряется не только его целостностью, функциональной и технологической мощностью, но также сервисной составляющей. А для нее нужны компетентные разработчики и консультанты внедрения и поддержки.