Читайте отзывы покупателей и оценивайте качество магазина на Яндекс.Маркете
22
Ноябрь
2013

Взгляд на Китай

Автор статьи: Криста Б.

Китай, как много в этом слове для меня, той пятнадцатилетней девочки с открытым ртом, слушавшей истории своего дяди о путешествиях по Поднебесной, наслаждающейся нотками их языка слетающего с его уст, по моей просьбе.

Прогуливая школу, в том далеком 1998 году, я бегала за книжками «Все о Китае», «Тибетская йога», «Конфуций», «Лао Цзы». Все больше погружаясь в чтение, в моем сознании формировалась картина мира о котором я читала и грезила. Мне казалось, прежде чем побываю в Китае, я, наверное, объезжу весь земной шар, но Китай будет последним, это было одно из тех желаний, которые кажутся нереальными.

Свои мечты, я тогда оставила. И когда желание хватало за горло, перемещалась в сознании на вершину горы, усаживалась в позу лотоса, соединялась с тонко-звучным насвистыванием ветра, танцем облаков, тонким шепотом пещерных духов и жемчужным пением горного вьюрока.

За пару месяцев перед отъездом, дядя мне объяснил, что я не увижу, все-то, о чем читала в книгах, современный Китай практически утратил свои традиции, а в большинстве случаев – эти традиции превратились в коммерческие предложения.

Когда самолет приземлялся на территорию Китая, в городе Гуанчжоу, я смотрела в иллюминатор, в предвкушении отдыха, ни одной мысли, лишь улыбка.

В Кантоне, как называют его европейцы, официально проживает 14 миллионов человек, климат тут теплый, южный, субтропический, за мое пребывание я ни видела ни солнца, ни звезд, влажный смог окружал китайский город. Здесь круглый год цветут пестрые, красивейшие цветы, насаженные в каждом районе.

Вид на Гуанчжоу, Китай

С осенней Москвы мы приземлились в летний Гуанчжоу. Я впервые ощущала разницу погоды и времени. С ходу меня удивила окраска машин и такси, цвета яркие,  разноцветно-металлические. По дороге домой, обратила внимание на цветы, фигуры из растений, деревьев и пальм, посаженные вдоль дороги, ну а качество самой дороги – для нас сравнимо с чем-то мистически-несбыточным.

Китайские такси, яркие и разноцветные

Я уткнулась лбом в окно такси, и смотрела на дома, на их балкончики, заваленные хламом и цветами. На светофорах всматривалась в улыбающиеся лица китайцев, прав мой дядя, они ооочень «милые».

Жилые многоэтажки

Наш дом находился в комплексе с еще двумя многоэтажками, за кованым ограждением, вблизи парковой зоны, где я проводила много времени. В парке можно было увидеть всю полноту китайской культуры отдыха: игры в бадминтон, танцы, цигун, а также огромное разнообразие видов подвижных игр. Самое удивительное, что китайские пенсионеры очень активно проводят свободное время, играя в различные игры или лихо набивая воланчик ногами. Мы же с девятилетнем братом все порывались приобрести ракетки для бадминтона, но остановились на танцах. Мы танцевали - все время и везде!

Танцующий брат

Квартира наша находилась на 16 этаже. Вид из комнаты кружил мне голову, окно вместо стены с широким подоконником, на котором мы пили чай, танцевали, и как два товарища, не замечая разницу в 18 лет, садились друг напротив друга и откровенничали по вечерам. К одиннадцати часам ночи мой девятилетний брат уходил спать, а я оставалась наблюдать за постоянно движущимся городом, горящим красочно-яркими фонарями.

Вид из окна

 Признаться, в первый день я была разочарованна своим состоянием духа – я думала, что буду «охать» и «ахать», но не чувствовала никакой эйфории, никакого состояние «новизны», это даже как-то беспокоило.

Улицы Гуанчжоу

Китайцы очень улыбчивый народ, особенно если ты открыт для контакта, они тебе «hello», а ты отвечаешь им «нихао», самые любопытные подходят пообщаться. У меня не возникало проблем купить что-либо, выпить кофе, перекусить, спасал малый запас английских слов и универсальный «язык жестов».

Самое неприятное в Гуанчжоу это запах дуриана. Он считается «королем» фруктов, вместо своего впечатления от запаха, я приведу пикантное мнение какого-то англичанина: «Это сродни поеданию селедки и сыра с плесенью над открытым канализационным люком». При этом мякоть дуриана содержит много витаминов, а его специфический запах приписывают к наличию органической серы, оздоравливающие свойства которой еще изучаются.

Как – то прогуливаясь по городу, рассматривая двухэтажные домики, заваленные хламом я и не заметила, как забрела в дебри центра. Взор привлекали ларьки, располагающиеся на первых этажах и общий вид домов: выжженные солнцем рамы, ржавые железные решетки на окнах и балконах сквозь которые выглядывали пожилые китайцы.

Старые китайские жилые дома

Перед глазами мелькали улыбающиеся китайчата и китаянки, когда я оглянулась, высотки закружились, легкий вдох, а с ним и осознание, что я заблудилась.

Пошла обратно, но каждый следующий квартал был похож на предыдущий. Испуг проникал всё глубже. Позвонить я не могла, все указатели улиц на китайском языке, к тому же праздник «полной Луны» в самом разгаре, а это значит, что на улицах города гуляет, того и гляди, 18 миллионов человек. Я пыталась отвлечься, понимая, что если впаду в панику, то наверняка не найдусь, мне пришлось выдохнуть и расслабиться.

Загорелся зеленый свет светофора и я влилась в поток людей. Долго шла, пока не наткнулась на жемчужный рынок, но, ни на что смотреть не хотелось, да и возможности протолкнуться среди любопытных китайцев не было. Я искала выход, но не находила, шум заполнил мое сознание, воздух стоял от жары, и вдруг я увидела дымок поднимающийся над воротами, у меня не возникло сомнений, я просто переступила порог и пришла в ярчайшее изумление в своей жизни.

Внутри храма

Во дворике царила упоительная безмятежность, «время здесь не бежит», а «плавно течет», медленно бесшумно передвигались посетители, и лишь монахи двухголосым эхом шептали мантры. Первые минут десять, смотря по сторонам, я боялась нарушить какие-либо порядки, захотелось войти в их расписные домики. Набравшись храбрости, я перешагнула следом за пожилым китайцем, который при входе сразу стал кланяться шестиметровому улыбающемуся Будде, внушающему легкий трепет, ощущение силы и мощи китайского буддизма. Я изумилась, как маленький домик вместил в себя такую огромную статую, поклонилась следом.

Внутри храма

Затем я стала входить во все двери храма. Вот тут то я «на-охалась» и «на-ахалась».

Переполняемая эмоциями я упала на лавку продолжая качать головой, поражалась как такой маленький дворик, окруженный центральными улицами, многоэтажками и празднующими китайцами, может вмещать в себе столько тишины и спокойствия.

Десять минут я посвятила тишине и наблюдению.

В углу заметила еще одно красивое строение, в котором еще не была. Перед ним стояла большая курильница, люди возжигали благовония и кланялись, я же, зашла внутрь, миновав две огромные статуи, охранявшие вход. Подозреваю, что это были еще одни воплощения Будды.

Курильница в храме

Внутри храма меня ослепил блеск от большого количества сверкающих статуй изображавших различные состояния. Скульптору удалось передать эмоции так тонко, что после двадцати минут пристального рассматривания их мимики мне казалось, что они подмигивают, наблюдают за мной и смеются. Затем я остановилась возле Богини Гуанинь. Внезапно я стала плакать, да так горько и сильно…

Буддийские образы состояний

Гуаньинь, в китайском буддизме - богиня милосердия и сострадания, ипостась мужского образа бодхисатвы Авалокитешвары, она помогает всем земным существам достичь духовного просветления.

Алтарь

Я уже пять лет не плакала. Вообще забыла, что такое слезы - а тут такой удар, я пыталась остановить это состояние, но слезы лились, а тело содрогалось, я выдохнула – может, пройдет, но оно не проходило. Я выбежала из храма, слезы так же внезапно исчезли.

Минута тишины. Я попробовала себе доказать свою стойкость и снова зашла внутрь – на глазах вновь проступили слезы. Я решила отпустить себя и стала плакать. Раз плачется, значит так надо. Как по волшебству храм опустел. Зашли лишь два монаха в оранжевых буддистских одеяниях. Я ходила по коридорам, а они монотонно читали буддийские сутры, вгоняя меня в состояние легкого транса, со слезами на глазах я кружилась между лабиринтами образов, заставляющих вывернуть душу на изнанку и посмотреть на себя изнутри.

Волшебство

Когда я вышла из храма, я знала куда идти, чтобы добраться домой.

К вечеру я была дома и в запой рассказывала родственникам о своем приключении. Дядя написал на листочке иероглифы с адресом нашего дома и района. Я выучила цифры и самые необходимые предложения по китайски.

Испытав совсем новое и не совсем понятное ощущение, я практически каждый день бегала в этот храм. Перешагивая этот мистический порог, меня будто обдавало мерзлой водой, по телу пробегали мурашки и я впадала в сладостно - слезливые конвульсии. После, выходила во дворик, присаживалась к монахам и мы вели непринужденные разговоры «о Главном», одновременно смеясь, проявляя интерес к беседе. Мы разговаривали на разных языках, но я уверена, что понимали друг друга.

Это были «другие» китайцы, не те, что за стеной этого храма.

Сказать, что я буддистка или стала буддисткой, не могу, но то что я там испытала было волшебно, и не хотелось об этом задумываться, я просто приходила плакать и болтать с людьми, от которых распространялся свет.

Тот, кто переживал такие состояние, как «пять лет без слез», меня поймет! Я бегала поплакать, мое черствое, ледяное сердце таяло.

Криста Б.

Как-то утром, я проснулась, и перед моим взором простерся утренний Гуанчжоу, где миллионы китайцев спешили на работу и по делам. Поза лотоса, пару минут тишины в голове и закрутились мысли в вихре встреч, распределении денег и заданий. В 8 утра я приоткрыла дверь своей комнаты (в Москве было 4 утра, у нас уже наступило будущее, а родители еще спали в прошлом). В квартире царила пронзительная тишина, лишь доносились звуки проснувшегося города, краем глаза я увидела, как брат в своей комнате играет на Ipadе, тетя делает йогу, дядя в зале растягивает мышцы и выполняет дыхательные упражнения. Легкий шепот, как змея распространился по квартире, я выдохнула и проскользнула в ванную, чтоб не сбить утреннее эхо пробуждения!

Как обычно позавтракали экзотическими фруктами, пуэром, вкусной овсяной кашей и американскими тостерами с сыром.

Прыгнули в такси и поехали выполнять мои миссии. Мы сделали за один день, то что распланировали на три! Побывали на кожаном, вещевом рынках, в часовом павильоне и в нескольких торговых центрах.

Набережная Жемчужной реки

Переполненные выполненным долгом, счастливые запрыгнули в такси растолкав китайцев (у них только так можно, иначе все упустишь), тронулись, как вдруг почувствовали что-то инородное под ногами, по коврикам бегали тараканы, обычный китаец, не обратил бы внимания, мы же с братом подняли ноги, найдя объяснения страху, что мол не хотим загрязнять карму, нечаянно убив таракана. На что тетя, задавив одного, следом второго посмеялась над нашей «кармой», девятилетний брат вскрикнул: «а вот если б тебя так, когда ты бежала куда-нибудь по делам, бац и нечаянно прихлопнули?». Тетя была непоколебима: «я же его не заметила!». Я улыбнулась, наслаждаясь своими любимыми родственниками, обнимая брата и вглядываясь в быт и жизнь китайцев через окно такси.

Меня высадили возле банка, нужно было снять деньги. Полная уверенности пошла через мои любимые трущобы. Там мне уже никто не удивлялся, зато здоровались и улыбались.

Так уж получилось, что мое детство прошло на стройках, моими товарищами, в тылу разрушенных бараков, были дети из неблагополучных семей трамвайного депо. Вместо кукол-барби - бутылки с продырявленными крышками для водяных войнушек, вместо хороводов - сцепленные за руки детишки в поисках выхода из бомбоубежищ, вместо компьютеров и гаджетов - поиски книг и журналов в заброшенных домах, а если повезет находки красок и игрушек, частые игры в казаки - разбойники, где пытали, так что девятилетний ребенок вспоминал о геройстве советских солдат во время Великой Отечественной и терпел до конца! И сколько б я не уходила в другие общества, культуры, интересы, шикарные заведения, ученые разговоры, я всегда буду искать ту "уличную романтику". Так уж получилось, что это стало частью меня. Так уж получилось…

Страшные китайские трущобы, не такие уж и ужасающе-беспредельные, если ты не раз прогуливался ночью по улицам Ростова-на-Дону.

Улочки - трущобы

 

Я бегала туда окунуться в «старый мир» внутри цивилизованного города, проникнуться атмосферой старого Китая, удивиться тесноте коморок, встретиться с «крутыми» взглядами, прочувствовать на себе кадры из «Кулака ярости» с Брюсом Ли, криминальными и полицейскими историями милого Джеки, который теперь в Китае рекламирует абсолютно все - от шампуня до цифровых фотоаппаратов.

Ночной досуг

Когда я приходила туда и присаживалась на деревянную дощечку в цементной беседке, то наблюдала за жизнью «бедных» китайцев, растворяясь, медленно дышала проживая каждое мгновение, и ни одна мысль не появлялась в моей голове. Полное ощущение присутствия себя в жизни. Вдруг я почувствовала на себе, чей-то взгляд и приподняла глаза, меня рассматривал лысенький китайский дедушка с седой бородкой, со спокойным всепроникающим взглядом, медитативно перебирающим четки. Он был похож на «смотрящего». Впоследствии, он всегда качал головой когда я приходила, ну а я воспринимала это как приветствие, и махала ему в ответ рукой, присаживалась ощущать течение «настоящей китайской жизни». Иногда ему что-то приносили в сумках, он спокойно разглядывал, одобрительно указывал на сарай, куда все это заносили, и продолжал перебирать нефритовые четки. Иногда приходили молодые парни выпить с ним пиво.

Дневной досуг

Вырвался крик проигравшей в маджонг старухи, лающей собаки, перед моим лицом возник танцующий мальчишка, строивший мне «рожицы». Вдруг между его ног пронеслась курица, тетка ему  что-то прокричала  и он «втопил» за «живой едой».

Я поняла для себя: «Дом – это там, где хорошо твоему сердцу!».

Почувствовав, как проголодалась, напевая песню Джими «Come on baby, light my fire» и пританцовывая, я поплыла через тонюсенькие квартальчики трущоб, к парку, через мост, домой.

Мост через Жемчужную реку

Телебашня Гуанчжоу

Продолжение следует…

Комментарии (0)

Добавить комментарии

Вы комментируете как Гость.

Новости Лавки

Образ мысли

«Доведи красоту души до совершенства, и тогда богатство и удача сами потекут к тебе, а тебе останется только вкушать их плоды».

 

Лао Цзы